Ракета с немецким акцентом

25 ноября 1950 года была принята на вооружение первая советская баллистическая ракета Р-1. Ее создавали 13 НИИ и 35 номерных заводов в обстановке особой секретности. К каждому руководителю того или иного направления был приставлен полковник МГБ. Работа в таких нервных условиях продолжалась 5 лет. Плюс 5 лет на доработку. В результате дальность и скорость советской ракеты оказалась выше, чем у немецкого прототипа Фау-2.

Главным инициатором копирования немецкой ракеты Фау-2 был министр оборонной промышленности Д.Ф.Устинов. Ему с большим трудом удалось внушить Сталину мысль о необходимости создавать первую советскую баллистическую ракету Р-1 по образу и подобию немецкой. Уязвимость его позиции состояла в том, что Фау-2 уже морально устарела в 45-му году. К тому же фон Браун так и не смог довести свое главное детище до должной кондиции. Около 20% ракет взрывались в воздухе, не достигнув цели. Ну, а учитывая бескрайние просторы СССР, было совершенно непонятно – какого врага можно обстреливать оружием, имеющим дальность в 250 км.

Однако как показала история, Устинов был абсолютно прав. Не с технической точки зрения, а с организационно-производственной. В Советском Союзе ракетная индустрия только начинала формироваться. Не были отработаны связи между предприятиями и КБ, работающими над решением одной грандиозной задачи. Если начинать с нуля, то есть с разработки собственной оригинальной ракеты, то это был бы слишком затяжной процесс взаимной притирки, ожидания появления рабочих документов, отработки в производстве новых технологий…

Американцы же, несмотря на то, что вывезли из своей зоны оккупации не только всю документацию на ракету и готовые изделия, но и ведущих конструкторов проекта во главе с фон Брауном, пошли своим путем. Они начали создавать свою собственную ракету. И в результате, имея куда более развитую промышленность, отстали от вырвавшегося вперед в середине 50-х Советского Союза.

Надо сказать, что копирование оказалось далеко непростой задачей. Советские инженеры получили на руки из поверженной Германии скудный улов. Удалось достать лишь детали, из которых впоследствии были собраны два десятка ракет. Причем чертежи и расчеты отсутствовали.

Так что С.П.Королеву, В.П.Мишину и Б.Е.Чертоку (ракета), В.П.Глушко (двигатель), В.П.Бармину (стартовый комплекс), В.И.Кузнецову (система управления) и другим конструкторам Р-1 пришлось во многом действовать творчески, подчас интуитивно.

Конечно, значительная польза исходила от 150 немецких инженеров, которых вместе с семьями перевезли из Германии в Москву. Однако они не были ведущими специалистами, а в основном исполняли при фон Брауне рутинную работу.

В августе 1946 года в подмосковном Калининграде (ныне – Королев) был основан «мозговой центр» проекта во главе с С.П.Королевым – НИИ-88.

Сложность копирования состояла не только в воссоздании чертежей и их технологическом внедрении на производстве. У СССР и Германии были разные машиностроительные стандарты. Громадной проблемой стала разница между имевшимися в стране материалами, и материалами, из которых была изготовлена немецкая ракета.

Немцы использовали при производстве своей ракеты 86 различных марок стали. Наша промышленность в 1947 году, когда началась подготовка к выпуску опытных образцов, была способна заменить аналогичными по свойствам сталями только 32 марки. По цветным металлам дело обстояло еще хуже – для 59 марок подобрали лишь 21 аналог. Наибольшие пробелы оказались в группе неметаллов: резины, прокладки, пластмассы, уплотнения, изоляция. Требовалось иметь 87 видов неметаллов, а наши заводы и институты способны были дать только 48.

Пришлось существенно повышать чистоту обработки деталей, уменьшать допуски и посадки. Даже повышать качество алюминиевого литья. Корпус рулевых машин оказывался пористым, при высокой температуре масло проникало через поры. Долго подбирали нужное масло. Первые несколько вариантов оказались слишком вязкими, при больших отрицательных температурах они настолько загустевали, что электродвигатель, вращавший вал, начинал дымиться.

Проблемы возникали буквально с каждым материалом, с каждой технологической операцией, включая сварку. Сказывалась и не слишком высокая технологическая дисциплина. И пришлось потратить не менее двух лет, чтобы заставить работать новую отрасль как часовой механизм.

Сложность этой разработки усугублялось громадным давлением, которое оказывалось на конструкторов сверху. Берия, который курировал проект, постоянно требовал, чтобы разработчики укладывались в абсолютно нереальные сроки. И срыв сроков был чреват самыми неприятными последствиями. До Оттепели было далеко, ГУЛАГ работал на полную мощность, перемалывая и правых, и виноватых, невзирая на чины, звания и заслуги.

Даже спустя год после готовности ракеты ее внедрение в массовое производство на Днепропетровском машиностроительном заводе было приравнено к военной операции. Вот как вспоминал царившую в то время на заводе атмосферу начальник цеха двигателей Сергей Афанасьев:

«На заводе был установлен жесточайший режим. Все специалисты жили в бытовках инструментального цеха. С территории выходить не имели права. За мной были закреплены два полковника МГБ. Они работали круглосуточно, посменно, и записывали каждое мое устное или письменное указание. Ночью спали по три – четыре часа».

Параллельно с прорабатыванием эскизного проекта происходила сборка из вывезенных из Германии деталей ракет Фау-2. А в 1947 году, незадолго до начала испытаний Р-1, состоялись их пуски на полигоне Капустин Яр в Астраханской области. Они дали неожиданный результат, показавший, что не все с этой ракетой было нормально. Каждая четвертая ракета взрывалась при входе в плотные слои атмосферы. В дальнейшем удалось установить причину. Она заключалась в том, что по мере разогрева ракеты от трения о воздух нагревался тротил и начинал испаряться в герметичном корпусе. И избыточное давление разрывало корпус.

Это обстоятельство и ряд других недоработок фон Брауна вынудили конструкторов пойти на некоторые изменения ракеты. Были усилены хвостовой и приборный отсеки. И существенно улучшена система инерциального управления, в которую входили три командных гироскопических прибора. Это позволило снизить отклонение ракеты от цели с 5 км до 1,5 км.

Также за счет увеличения объема баков для топлива (75-процентный раствор спирта) и окислителя (жидкий кислород) дальность возросла с 250 км до 270 км.

Первый пуск Р-1 (точнее, ее прототипов – изделий «Т» и «Н») состоялся 18 октября 1947 года. Он был признан условно успешным. Ракета, пролетев 206 км, отклонилась от цели на 30 км. В дальнейшем пришлось немало поработать, чтобы привести отклонение к полутора километрам. Массированные запуски начались в начале 1948 года. Они дали более приемлемые результаты. В связи с чем по постановлению правительства НИИ-88 приступило к проектированию Р-1. К середине 1948 года были изготовлены 20 ракет.

Их заводские испытания, проходившие в октябре 1948 года, в первые три дня удручили приемную комиссию. В большинстве случаев ракеты не взлетали. Правда, и не взрывались при этом. Отказывалась должным образом отрабатывать автоматика.

Когда причина была выяснена и устранена, ракеты полетели, продемонстрировав, что они не хуже, а в чем-то и лучше немецкого образца.

А в 1949 году госиспытания прошла вторая серия Р-1.

В 1950 году они поступили на вооружение частей РСВН, дислоцированных в Капустином Яру. И вот это, казалось, противоречило здравому смыслу. Поскольку долететь до границы Р-1 не в состоянии. Однако это было правильное решение. Р-1 нужна была исключительно для того, чтобы вновь созданный род войск отрабатывал на этом «полуфабрикате» приемы обслуживания ракетной техники.

Эта ракета прекрасно справилась с возложенной на нее Устиновым задачей: благодаря ей сформировалась и окрепла ракетная отрасль страны. «Боевых подвигов» от Р-1 никто не ожидал. Хотя бы потому что в 1948 году Королев начал параллельную разработку Р-2, имеющей дальность уже 600 км. Ее испытания начались в 1949 году, а поступила она на вооружение в 1951 году. А вскоре начались работы по Р-3 с дальностью 3000 км. Ракетная отрасль к началу 50-х годов взяла такой разгон, что новые изделия с постоянно возрастающей дальностью и полезной нагрузкой стали выпекаться, словно горячие пирожки.

Тактико-технические характеристики ракеты Р-1

Количество ступеней – 1
Длина – 14,6 м
Диаметр – 1,65 м
Стартовая масса – 13,4 т
Вес топлива – 8,5 т
Полезная нагрузка – 815 кг
Тип головной части – моноблочная, неядерная, неотделяемая
Тяга маршевого двигателя РД-100 у земли/в пустоте – 27 тс/31 тс
Время работы маршевого двигателя – 206 сек
Максимальная скорость полета – 1500 м/сек
Максимальная дальность – 270 км
Максимальное отклонение от цели – 1,5 км

Материал: http://matveychev-oleg.livejournal.com/1675628.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Proper на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Добавить комментарий